Новости

5 лет безделья. Что сделали постсоветские страны после подписания Парижского климатического соглашения?

11.12.2020

12 декабря 2015 года в Париже было заключено историческое климатическое соглашение, объединяющее все страны мира в стремлении снижать выбросы парниковых газов, переходить на чистые источники энергии и адаптироваться к последствиям изменения климата. Как прошли эти 5 лет для стран постсоветского пространства? “Утвержденные обязательства и планы ни одной страны региона ВЕКЦА не рассматривают сокращение выбросов парниковых газов к 2030 году” – говорится в новом докладе CAN EECCA “Анализ климатической политики стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии”. Доклад включает данные по Азербайджану, Грузии, Кыргызстану, Армении, Беларуси, Казахстану, Молдове, Таджикистану, Узбекистану, России и Украине.

В то время как более 65 стран и 200 корпораций в мире уже заявили о переходе на 100% чистую энергию, а 127 стран включая Китай, Южную Корею, Японию и Евросоюз рассматривают или уже заявили о климатической нейтральности к 2050-2060 годам, страны постсоветского пространства планируют наращивать выбросы парниковых газов в своих климатических обязательствах. 

При этом регион ВЕКЦА сильно подвержен влиянию изменения климата, и страны уже имеют экономические потери в разных секторах. Подобное направление развития усугубит климатический кризис и создаст риски для сельского хозяйства и обеспечения населения питьевой водой. Снижение водности отразиться на гидроэнергетике, которая является важной частью энергобаланса Грузии, Кыргызстана и Таджикистана. 

Как и во всем мире, сжигание ископаемого топлива занимает существенную долю общих выбросов парниковых газов в России, Украине, Азербайджане, Казахстане, Молдове и Узбекистане. При этом ни одна страна не имеет долгосрочных планов или установленных дат отказа от ископаемого топлива. Возобновляемая энергия, без учета больших гидроэлектростанций составляет не более 4-5% в энергобалансе стран ВЕКЦА. При этом официальные планы по увеличению мощностей ВИЭ в среднем говорят о 5-8% в общем энергобалансе до 2030, что является критически недостаточным.  

В странах Центральной Азии при планировании климатической политики существенное внимание уделяют адаптации к изменению климата. Проблемы начинаются на уровне имплементации, ведь в основном адаптационные проекты либо не связаны одним системным подходом, либо являются очень рамочными, без плана действий. 

В этом году Кыргызстан и Таджикистан официально заявили о пересмотре своего вклада в Парижское соглашение. Молдова свой второй вклад отправила в РКИК ООН в марте, а Украина и Грузия в скором времени утвердят обновленные вклады. Пока что эти вклады либо не предполагают снижения выбросов парниковых газов, либо предлагают очень маленький процент снижения, что не поможет выполнению целей Парижского Соглашения. 

В ноябре Россия подала свой первый вклад, который предполагает увеличение выбросов к 2030 году. Также сегодня Россия получила “специальное упоминание” в антипремии “Ископаемое года” за непосильный труд в уничтожении гражданского общества. Российские власти уже нанесли серьезный ущерб гражданскому обществу, введя в действие закон об иностранных агентах, который заблокировал доступ к финансированию и вынудил десятки организаций закрыться. Но теперь они планируют ввести статус иностранного агента для отдельных лиц на выборочной основе, который будет нацелен на отдельных активистов.

“Вопреки логике и здравому смыслу, после подписания Парижского соглашения Россия продолжает поддерживать индустрию ископаемого топлива. Например, добыча угля может вырасти на 50% за следующие 10 лет. Обнародованы планы по росту выбросов, вместо их сокращения. Те, кто говорит обо всем этом вслух, оказываются под возрастающим давлением – критика власти в России становится вне закона. Это крайне плохие новости для климата”, – говорит Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической группы “Экозащита!”

Светлана Романко, управляющий директор 350.org в регионе ВЕКЦА:

“2020 год ожидаемо будет признан самым жарким годом в истории планеты, корпорации в мире и в регионе ВЕКЦА и дальше планируют усиленную добычу угля, нефти и газа и лоббируют для себя государственную помощь во время кризиса. Правительства, и так не активные в климатической политике, оделись в защитную броню кризиса и экономии средств. Но мы, климатическое движение, по прежнему хотим только полтора градуса, не два и не три, и пускай понемногу, но выиграем эту битву. В нашем регионе это особенно сложно, но не “невозможно”. 

Нугзар Кохреидзе, Научно-интеллектуальный клуб “Диалог поколении” RICDOG (Грузия): 

“Это важная дата. Грузия многое сделала за последние годы и в череде этих мер следует обозначить стремление города Кутаиси перейти на 100% ВИЭ к 2050 году, но это малая часть того, что может сделать страна в целом. Необходимо ускорить принятие ОНУВ с более амбициозным планом, следует усовершенствовать законодательство в области вовлечения граждан в принятии решении по важным энергетическим и другим крупным инфраструктурным проектам. Следует вновь восстановить отдельно Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов, так как после слияния с министерством сельского хозяйства многие вопросы в сфере принимаются с большой задержкой или вовсе без реальных эффективных инструментов.” 

Амалия Амбарцумян, “Хазер” эколого-культурная НПО (Армения):

“Армения в своем вкладе представленном на 21-ой сессии Конференции Сторон в Париже сообщила свои четкие количественные (численные) обязательства по ограничению выбросов парниковых газов за весь период от 2015 по 2050 годы и достижение нейтрального уровня в 2050 году. Однако, на стадии выполнения объявленных обязательств нет каких-либо признаков достижения этих целей. Более того объявленное правительством обязательство по созданию внутреннего финансового механизма по осуществлению мер по адаптации и  смягчению изменению климата в 2018 году провалено. Не осуществляются также объявленные в ОНУВ планы по облесению, согласно которым лесопокрытость Республики Армении, составляющая в настоящее время около 11 %-ов, должна быть достигнута к 2050 г. до 20.1% территории Республики.”

Ольга Бойко, Координаторка климатической сети CAN EECCA:

“Климатический кризис очень быстро меняет наш мир. Страны периодически берут на себя обязательства, которые могут оставаться на бумаге годами и “греть душу” в ожидании что ничего менять на самом деле не придется. Эта надежда ложная. Достаточно посмотреть на тенденции увеличения природных катаклизмов и температурных рекордов за последние 30-ти лет. В наших странах с каждым годом растет риск не успеть адаптироваться и получить невосполняемый ущерб экономике. За следующие несколько лет у стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии есть выбор – оставаться на периферии климатической политики, или принять действительно прогрессивные решения по развитию возобновляемой энергии, энергоэффективности, сохранению экосистем и адаптации к изменению климата.”

Тимур Идрисов, старший советник, Экологическая организация “Маленькая Земля” (Таджикистан):

“Таджикистан одна из наиболее уязвимых стран в регионе к последствиям изменения климата. В интересах Таджикистана не только настаивать на более жестких целях сокращения глобальных выбросов парниковых газов, но и делать все возможное для борьбы с изменением климата на национальном уровне. Мы призываем правительство республики взять на себя более амбициозные обязательства и предпринять все необходимые усилия для достижения более существенных и конкретных результатов по сокращению выбросов и адаптации к изменению климата.”

Контакты: Шауро Татьяна, коммуникационный менеджер CAN EECCA tatianashauro@gmai.com, WhatsApp: +79296458435

Поиск по сайту

Кампания 100% ВИЭ


Гид по созданию кампании
за 100% возобновляемой энергии

Рассылка новостей



Бюллетень


Информационный бюллетень
«Меньше двух»

Видео

Теги