Новости

Как страны ВЕКЦА вели себя в 2021 году в климатической политике

21.12.2021

В декабре 2020 года наша команда выпустила Обзор климатической политики региона ВЕКЦА. Мы собрали самую актуальную на тот момент информацию о планах стран по уменьшению выбросов в разных секторах, по адаптации, обновлению определяемых на национальном уровне вкладов (ОНУВ) и позиции на переговорах ООН по климату.

В апреле 2021 года команда CAN ВЕКЦА отправила официальные письма в правительства десяти стран региона Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии, в которых изложила рекомендации по улучшению климатической политики и попросила рассказать об уже предпринятых мерах. Нам ответили всего четыре страны: Армения, Азербайджан, Россия и Украина.

В ноябре 2021 года представители всех стран ВЕКЦА приняли участие в конференции сторон COP26 в Глазго, где сделали много заявлений и представили свои обновленные ОНУВ. Но какие изменения в климатической политике стран ВЕКЦА в 2021 году можно назвать самыми важными?

Азербайджан

В ОНУВ Азербайджан установил цель сократить выбросы на 35% до 2030 года по отношению к 1990 году, то есть с 73 до 48 млн тонн CO2-эквивалента. Об этом Глава отдела по международной кооперации Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана также упоминает в своем ответе на наше письмо. Учитывая, что с 1990 до 2018 года выбросы уже упали до 37 млн тонн, подобная формулировка прячет за собой планы увеличить выбросы. 

Почти 53% бюджета Азербайджана зависит от продажи нефти. В письме идет речь об успешных политиках в сфере окружающей среды, но, к сожалению, без конкретных примеров.

Свой ОНУВ страна подала в 2017 году (документ содержит 3 страницы текста) и не обновляла с тех пор. Документ об ОНУВ Азербайджана практически не предусматривает мер по адаптации. В то же время, сектор сельского хозяйства, в котором занято более 36% населения, страдает от засух и потопов. В официальном письме представитель Министерства подтвердил, что Азербайджан является крайне уязвимой к изменению климата страной, особенно в вопросах водных ресурсов. 

Во время COP26 заместитель министра экологии и природных ресурсов Рауф Гаджиев сказал: «В то время когда уровень океана поднимается, уровень воды в Каспийском море падает, что негативно влияет на биоразнообразие и уязвимость страны к изменению климата». Несмотря на это, климатическую политику, которую сейчас проводит Азербайджан нельзя назвать достаточно амбициозной. Вопреки тому, что страна уязвима к климатическому кризису, ее правительство пока не дает конкретных сигналов о том, что Азербайджан готов снижать свою зависимость от ископаемого топлива.

Армения

В начале мая Армения подала свой обновленный ОНУВ в секретариат Рамочной Конвенции по Изменению Климата (РКИК) ООН, о чем мы узнали в официальном письме от Министерства Окружающей среды. Новый план предполагает что до 2030 года Армения достигнет снижения выбросов на 40% по сравнению с 1990 годом. Говоря языком цифр это значит, что в 2039 году Армения планирует выбрасывать 15,5 Мт CO2-эквивалента. Согласно Отчету о национальной инвентаризации парниковых газов за 1990-2017 уже в 2017 году страна перевыполнила свой план, ведь тогда выбросы составили 10,6 Мт CO2-эквивалента. 

Согласно новой Стратегической программе развития энергетического сектора Республики Армения до 2040 года, страна планирует более амбициозное развитие возобновляемых источников энергии и дальнейшее продление срока эксплуатации Армянской АЭС. Отсутствие планов постепенного отказа от использования атомной энергии настораживает. АЭС являются очень дорогим, долгим в строительстве, опасным источником энергии, а проблема захоронения отходов до сих пор не решена. 

В то же время, Армения планирует к 2030 году удвоить долю возобновляемых источников энергии в производстве энергии, чтобы достичь климатической нейтральности во второй половине этого века. Хотя “вторая половина века” – понятие растяжимое, мы приветствуем то, что страна начала упоминать климатическую нейтральность в официальной коммуникации, в том числе во время COP26. 

По мнению членов сети CAN ВЕКЦА огромный потенциал для борьбы с изменением климата в Армении сконцентрирован на местном уровне. Когда общины начинают заботиться о собственном потреблении энергии, вкладывать деньги в энергоэффективность и малые солнечные электростанции – это может сгладить отсутствие амбиций в национальной политике.

Беларусь

В октябре 2021 года Беларусь успела впрыгнуть в последний вагон и подать в РКИК ООН свой обновленный первый ОНУВ. Новая цель – снизить до 2030 года выбросы парниковых газов не менее чем на 35% от уровня выбросов 1990. Так как выбросы в Беларуси с 1990 года уже сократились на 35% и не менялись значительно за последние 15 лет, безусловная цель ОНУВ заключается в том, что на протяжении следующих 10 лет страна просто не будет повышать выбросы.

При условии использования механизмов международного финансирования цель страны может стать амбициознее и привести к сокращению выбросов парниковых газов на реальные 5% по сравнению с 2018 годом.

Беларусь очень зависима от ископаемых источников энергии в производстве электроэнергии. 97,1% электроэнергии в 2020 году было произведено на тепловых электростанциях. В 2022 году 8% сокращения выбросов планируется за счет введения в строй дорогостоящего проекта АЭС, который вызывает резкую критику и протесты как из-за экологических рисков присущих всем АЭС, так и из-за ряда технических проблем при строительстве. Кроме того, весь жизненный цикл работы АЭС, включая добычу и обогащение топлива, связан с выбросами парниковых газов, а значит сокращение выбросов в Беларуси означает перенос их в другие страны.

Члены сети CAN ВЕКЦА обращают внимание на то, что в текущей ситуации политического кризиса, ограничения работы международных организаций, приостановления членства Беларуси в Восточном Партнерстве ЕС, преследования экологических НПО и активистов, ликвидации общественных организаций, ожидается резкое сокращение климатических проектов, программ и инвестиций. До сегодняшнего дня международные программы являлись основным стимулом развития климатических действий на национальном и местном уровне. Без активного гражданского сектора, хороших отношений с международными партнерами и демократических процессов на всех уровнях прогресс в климатической политике практически невозможен. 

Грузия

Грузия обновила свой ОНУВ в мае 2021 года. С 1990 года страна уже сократила свои выбросы примерно на 50%, но новые обязательства рассматривают эту базовую ситуацию как амбициозную цель до 2030 года при условии международной поддержки. В то же время, в ОНУВ говорится, что для достижения цели в 1,5 градуса Грузия готова сократить выбросы на 57% по отношению к 1990 году. В отношении к 2018 году это сокращение на 14%.

Во время COP26 премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили выступил с обещанием, что страна добьется своих климатических планов за счет “… увеличения доли ветряных и солнечных батарей на рынке энергии; преобразования городской мобильности страны; разработки низкоуглеродных подходов в строительстве, промышленности и утилизации отходов…”

Также на COP26 Грузия присоединилась к обещаниям лидеров более чем 100 стран сократить выбросы метана на 30% к 2030 году. Кроме того, страна планирует приступить к разработке Национального плана адаптации при поддержке Зеленого климатического фонда. 

В 2018 году в Грузии объединили Министерство экологии и аграрной политики. Наши члены отмечают, что если Грузия действительно серьезно относится к вопросам климата, ей необходимо отдельное Министерство окружающей среды для выполнения климатической политики. 

Казахстан

Казахстан – первая страна в регионе ВЕКЦА, которая на официальном уровне заявила о достижении климатической нейтральности в 2060 году. Тем не менее, ее цель по сокращению выбросов в рамках Парижского соглашения страны – не самая амбициозная. Казахстан планирует сократить свои текущие выбросы на 104 млн тонн и далее удерживать их выбросы в пределах 279 млн тонн в год. В 1990 году выбросы составляли 372 млн тонн, с тех пор, несмотря на временное сокращение, выбросы выросли.

Учитывая интерес страны к международной климатической политике и результаты переговоров на COP26, Казахстану обязательно стоит пересмотреть свой ОНУВ, который не менялся с 2016 года. 

Сейчас Казахстан работает над другим стратегическим документом – Доктриной низкоуглеродного развития. Это видение достижения углеродной нейтральности до 2060 года предусматривает отказ от новых проектов угольной генерации и постепенный отказ от сжигания угля (2021-2025), а также полный отказ от угольного производства начиная с 2050 г. По словам Министра экологии Сериккали Брекешева, уже ведется работа по введению углеродного налога внутри страны и платности распределения квот на выбросы парниковых газов.

Похоже, что Казахстан назначил дату отказа от угольной генерации на 2050 год, пусть пока и неофициально. Надеемся, что уже начиная с 2022 в регионах добычи угля начнутся широкие консультации, а также анализ экономического потенциала, чтобы при отказе от угольного топлива регионы их жители не остались без рабочих мест. Казахстану нужен план справедливой трансформации угольных регионов.

Кыргызстан

9 октября Кыргызстан подал обновленный ОНУВ в Секретариат РКИК ООН. Относительно 2017 году, страна планирует увеличить выбросы примерно на 35% (с 5,5 млн тонн до 8,5). Тем не менее, эти выбросы все равно самые низкие в Центральной Азии. Намного больше Кыргызстан обеспокоен вопросами адаптации и доступа к международному финансированию. 

Хочется отметить, что процесс подготовки ОНУВ был не таким закрытым, как ожидалось, благодаря активному участию экспертов и активистов из гражданского общества. В 2020 году члены нашей сети проанализировали механизмы участия общественности Кыргызстана в климатической политике и уже в этом году собрали на широкие консультации жителей разных регионов. Результаты консультаций были отправлены авторам ОНУВ и учтены в финальном документе.

Во время Конференции Сторон COP26 президент Кыргызстана Садыр Жапаров заявил, что страна “к 2050 году […] постарается достичь углеродной нейтральности”. Увы, ударение в развитии возобновляемых источников энергии пока планируется ставить на гидроэлектростанции. Не смотря на множество горных рек, водные ресурсы Кыргызстана быстро истощаются и множество ГЭС может только усугубить уязвимость сообществ к изменению климата.

Молдова 

Республика Молдова обновила свой ОНУВ в 2020 году. В нем страна обязуется сократить выбросы парниковых газов на 70% до 2030 года по отношению к базовому 1990 году. Однако стоит принимать во внимание, что выбросы в Молдове резко сократились после распада Советского Союза из-за сокращения промышленного производства. Если сравнивать поставленную цель с уровнем 2016 года, то выбросы увеличатся на 1%.

Молдова – единственная страна ВЕКЦА, представители которой не выступили на высоком сегменте COP26, что странно, учитывая новое проевропейское правительство страны. Ожидалось, что смена власти поможет Молдове встать на Зеленый курс и ускорить выполнение договора по Ассоциации с ЕС. Впрочем, времени прошло не так много, и это может произойти в ближайшем будущем.

Россия

Россия подала свой первый ОНУВ только в прошлом году, поэтому обновления в 2021 мы не ждали. Цель – чтобы в 2030 году выбросы составили 70% от выбросов 1990 года. В 2018 году выбросы в России (с учётом землепользования, изменения в землепользовании и лесного хозяйства) составили 52,4% от уровня 1990 года. Учитывая результаты COP26, надеемся, что Россия вскоре разработает и подаст обновленный ОНУВ, который будет вести к реальному уменьшению выбросов.

В конце октября Правительство РФ утвердило долгосрочную стратегию низкоуглеродного развития до 2050 года с чистой нулевой целью, запланированной до 2060 года. В стратегии указано, что к 2050 году чистая эмиссия парниковых газов в РФ снизится на 60% от уровня 2019 года и на 80% — от уровня 1990 года. Тем не менее, как заметили члены нашей сети, Россия предполагает к 2050 году сократить выбросы только примерно на 15% от уровня 2019 года (с 67 до 58% от уровня выбросов без учета поглощения в 1990 г.) Однако компенсация лесами составит около 65% от выбросов 2050 года. Чтобы достичь такой компенсации, необходимы радикальные меры по сохранению и посадке лесов, борьбе с пожарами и вырубками.

Во время COP26 вице-премьер Алексей Оверчук заявил что 86% энергогенерации России сейчас основано на энергии солнца, ветра, природного газа, атомных и гидростанций, что делает страну «примером одного из самых низкоуглеродных балансов в мире». Не можем согласиться, ведь в таком случае не считаются потери природного газа при транспортировке, выбросы при сгорании, выбросы от добычи, транспортировки, обогащения и захоронения урановой руды, а также вред больших ГЭС для биоразнообразия и баланса водных ресурсов.

В конце июля мы получили ответ на наше обращение от Министерства природных ресурсов и экологии РФ. В нем говорилось, что средняя температура на планете действительно повышается, но “… причины такого повышения все еще являются предметом дискуссий…”. В остальном же ответ содержал описание стратегий и мер направленных на развитие лесного хозяйства, защиты и восстановления лесов.

Таджикистан

Год назад Таджикистан заявил о намерении пересмотреть свой ОНУВ и перед COP26 страна представила обновленный вклад. В лучшем случае страна обещает удержать рост выбросов в пределах 18 млн тонн, что на 3 тонны больше, чем в кадастре выбросов за 2016 год. 

Во время выступления на COP26 Председатель Комитета по охране окружающей среды делал большое ударение на развитие ГЭС для уменьшения выбросов в энергетике. Ситуация в этой горной стране похожа на описанную выше в Кыргызстане – ГЭС могут усугубить проблемы с доступом к воде не только для сельскохозяйственных потребностей, но и для питьевых. При этом в Таджикистане огромный потенциал для энергосбережения и развития солнечных электростанций, в том числе автономных. 

Члены нашей сети также отмечали закрытость процессов консультации во время подготовки ОНУВ. На комментирование огромного документа давалось две недели. С учетом сложных политических условий, в которых работают НПО, их способность быстро генерировать и подавать экспертные комментарии очень ограничена. Сложности возникают и с ролью локальных сообществ в этом процессе: их не привлекают к консультациям, однако именно на местном уровне должны будут внедряться активности, которые обеспечат выполнение ОНУВ.

Будем надеятся, что Таджикистан сможет открыть процессы климатической политики для местных жителей, осознав насколько качественнее в таком случае станут планы действий по адаптации.

Узбекистан

Свой первый ОНУВ Узбекистан подал в 2018 году, а уже в 2021 опубликовали обновленный. Из всех стран ВЕКЦА, только Узбекистан ставит цели не от общего количества выбросов парниковых газов в стране, а относительно уровня выбросов на единицу ВВП. Текущий уровень на единицу ВВП сост авляет 75% от уровня 2010 г., то есть страна уже достигла 25% сокращения. В новом ОНУВ планируется сокращение в 35%.

Интересно, что в новом ОНУВ сказано: “Узбекистан, также как и многие страны, рассматривает возможность внедрения [налога на выбросы парниковых газов] …, предусматривающего вовлечение в выполнение обязательств, всех секторов экономики крупных предприятий и, соответственно, включение в инвентаризацию всех существующих в стране источников выбросов.” Подобные планы не могут не радовать, хотя внедрение налога само по себе не станет эффективным механизмом стимулирования низкоуглеродной экономики, если его стоимость будет мизерной, а собранные деньги будут просто уходить в общий бюджет страны.

До 2030 года Узбекистан планирует увеличить долю возобновляемых источников энергии (ВИЭ) до 25%. Для этого хотят построить 5 ГВт солнечных, 3 ГВт ветровых и 1,9 ГВт гидроэлектростанций.

Во время COP26 Заместитель премьер-министра Азиз Абдухакимов представил вышеизложенные цели страны и именно в те дни несколько областей Узбекистана, включая столицу Ташкент, накрыла пыльная буря с превышением предельно допустимых концентраций в 30 раз. По словам членов нашей сети, пыльная буря пришла не с Арала. Были вырублены лесополосы, которые защищали поля от ветровой эрозии. Это показывает, насколько важным является вопрос адаптации для Узбекистана. План по адаптации в настоящее время находится в процессе разработки. 

Украина

Спустя пять лет после первого ОНУВ, Украина подала в РКИК ООН обновленные обязательства. В этот раз, несмотря на то, что за базу взят 1990 год (после которого Украина уже сократила выбросы на 62,4%), цель страны действительно ведет к уменьшению выбросов парниковых газов. Если брать за основу 2019 год, то уменьшение к 2030 году, согласно новой цели, составит 7%. 

В рамках Национальной экономической стратегии Украина заявила о цели достичь климатической нейтральности до 2060 года. Также в Украине, пока что единственной из стран ВЕКЦА, действует налог на выбросы CO2. Увы, он составляет всего 0,3 евроцента за тонну и является одним из самых низких в мире, таким образом не стимулируя бизнесы к модернизации.

Во время конференции COP26 Украина, по сути, заявила о дате отказа от угля – 2035 год. Тем не менее, на уровне правительства эта дата пока еще не утверждена. Как раз сейчас у Украины есть шанс показать серьезность своих климатических намерений и утвердить 2035 датой отказа от угля, как это было заявлено на международной площадке в Глазго.

В октябре 2021 года Кабинет Министров Украины принял Стратегию по экологической безопасности и адаптации к изменению климата к 2030 году. Это первый национальный документ, создающий законодательную основу для адаптационных мероприятий в Украине. Документ был создан с помощью более 150 экспертов и представителей общественности в течении года. Надеемся, что он станет толчком к систематической и долгосрочной работе по адаптации к изменению климата в Украине.

Наши выводы

Из нашего небольшого обзора следует что в регионе ВЕКЦА явно есть прогресс в климатической политике. Все больше стран заявляют от климатической нейтральности, а значит – понимают, что международное сотрудничество в борьбе с изменением климата невозможно без долгосрочного планирования. Даже при отсутствии конкретных планов действий декларации такого формата подают сигнал, что страны переживают о своей “климатической репутации”. Наша задача – проверять, есть ли у общественности доступ к мониторингу выполнения этих обещаний, и создает ли страна более краткосрочные стратегии для выполнения планов на 2050-2060 год.

Все больше стран упоминают в своих стратегиях отказ от угля или увеличение доли ВИЭ в генерации, при этом, увы, многие делают упор на развитии атомной энергии. Мы будем работать с мировым сообществом экспертов и общественных организаций, чтобы доказать, что атомная энергетика не может и не должна восприниматься как климатическое решение.

Тем временем, неправительственный сектор все больше вовлекается в работу как на местном уровне, так и в рабочие группы при Министерствах, подавая свои комментарии к различным национальным документам. Несмотря на все ограничения и повышенную опасность работы, климатические эксперты и активисты становятся только увереннее в себе и необходимости своей работы.

Именно тогда, когда правительство стран ВЕКЦА поймет, какой потенциал лежит в сотрудничестве с местным населением и общественными организациями, регион действительно сможет развиваться гораздо быстрее, эффективно адаптироваться к изменению климата и создавать новые зеленые рабочие места.

CAN ВЕКЦА планирует продолжить регулярно обращаться к правительствам стран региона ВЕКЦА с вопросами и предложениями, а также поддерживать общественные организации в их работе и влиянии на создание более справедливого и безопасного мира.

 

Автор статьи: Ольга Бойко, координаторка CAN ВЕКЦА

Если вы нашли неточности в статье, просим присылать ваши замечания нам на can.eecca@gmail.com

Поиск по сайту

Кампания 100% ВИЭ


Гид по созданию кампании
за 100% возобновляемой энергии

Рассылка новостей



Бюллетень


Информационный бюллетень
«Меньше двух»

Видео

Теги