Новости

Зеленое финансирование в регионе ВЕКЦА – прогресс или только начало?

22.11.2021

Рынок зеленых инвестиций – это перспективный рынок. В глобальном масштабе на развивающихся рынках существуют возможности для климатических инвестиций на сумму около 23 трлн долларов до 2030 года.

Последние тенденции в мире подтверждают необходимость развития зеленого финансирования – Зеленый курс Европы, изъятие инвестиций из угле-нефте-газодобывающих компаний (дивестирование), которое за 10 лет составило 39,2 триллиона долларов в активах и объединило 1485 различных организаций в 71 стране мира. Рост публичных обязательств по дивестированию из ископаемого топлива составил 49% за последние три года. Известный отчет Международного энергетического агентства (МЕА) прямо говорит о том, что для достижения углеродной нейтральности до 2050 года нужно прекратить инвестировать в индустрию ископаемого топлива.

Количество стран и компаний, которые заявляют климатическую нейтральность и нулевые выбросы до 2050 года растет, как и кампании по отказу банков от финансирования ископаемого топлива. Зеленое (климатическое) финансирование не просто является нарастающим мейнстримом, но и дает результаты, обещая значительно сократить как производство, так и потребление ископаемого топлива в ближайшие годы, создав огромные экономические возможности для справедливой зеленой трансформации. 

В структуре зеленого финансирования, которое в целом направлено на снижение выбросов и адаптацию к изменениям климата, выделяют также углеродное финансирование – это получение денежных средств от продажи углеродных единиц – квот систем торговли выбросами или проектных единиц, полученных в результате выполнения проектов по снижению выбросов (углеродные кредиты и углеродные офсеты). Если странам региона Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии удастся создать условия для привлечения инвестиций в «зеленые» сектора экономики, это позволит им развивать устойчивую «зеленую» экономику с учетом вопросов сохранения окружающей среды и сократить выбросы парниковых газов с последующим достижением углеродной нейтральности. 

Инструментами зеленого финансирования являются зеленые облигации, зеленое банковское финансирование, зеленые фонды и углеродные кредиты. Зеленые облигации – это ценные бумаги, применяемые для привлечения денег в развитие проектов экологического направления. Такими признаны на уровне законодательства проекты в сфере альтернативной энергетики, энергоэффективности, минимизации образования, утилизации и переработки отходов, внедрения экологически чистого транспорта, органического земледелия, хранения флоры и фауны, водных и земельных ресурсов, адаптации к изменениям климата, а также другой проект, направленный в защиту окружающей природной среды, внедрение экологических стандартов, сокращение выбросов в окружающую среду). В 2008 году первая такая облигация была выпущена Всемирным банком. В 2011 году международная некоммерческая организация Climate Bond Initiative (CBI) выпустила стандарты климатических облигаций в сфере генерации ветровой энергии. Это стало основой стандартизации зеленых облигаций во всем мире. В период с 2012 по 2015 гг. организация разработала 4 отраслевых стандарта – направления по солнечной энергетике, низкоуглеродному общественному транспорту и энергоэффективным зданиям. 

Главным условием для запуска механизмов зеленого финансирования являются стандарты и политика построения соответствующего финансового сектора, а также надлежащее экологическое законодательство по торговле выбросами. Инструменты зеленого финансирования в первую очередь, направлены на ответственное инвестирование (ESG) при котором выбор ценных бумаг основывается на экологических, социальных и управленческих (Environmental, Social, Governance) факторах.

Например, в Украине в апреле 2021 года Нацбанк и Международная финансовая корпорация (IFC) подписали Договор о сотрудничестве по двух основных направлениях – “Зеленое финансирование” и “Интегрированная программа по экологической, социальной и управленческой практики для содействия инвестициям в странах Европы и Центральной Азии” (“Программа ESG”). В ближайшие несколько лет в Украине будут разработаны стандарты устойчивого и “зеленого” финансирования в Украине и требования по управлению экологическими и социальными рисками в банках; НБУ включит ESG в нормативно-правовых акты о корпоративном управлении в банках Украины и стандартов раскрытия информации о ESG для банков, обмен знаниями и развитие способности НБУ и другие. 

Не так давно, в 2015 году Франция стала первой страной, потребовавшей от институциональных инвесторов сообщать, как они учитывают факторы окружающей среды и ввела обязательную отчетность по климатическим и углеродным рискам от институциональных инвесторов, пенсионных фондов и страховых компаний. В последние несколько лет тема ESG и раскрытия климатических рисков в числе других стала одной из самых обсуждаемых тем, связанных с зеленым финансированием. В странах региона ВЕКЦА тема ESG только начинает развиваться. В некоторых странах уже разработаны и/или приняты соответствующие таксономии. 

Примером зеленого фонда как паевого инвестиционного учреждения является Green Climate Fund (ранее – Climate Investment Fund), который был учрежден 194 правительствами стран для финансовой помощи развивающимся странам на сокращение выбросов и адаптацию. Некоторые страны региона (Армения, Грузия, Молдова, Таджикистан и др.) получали от этого фонда финансирование на сокращение выбросов и адаптацию к изменению климата. Собственные зеленые фонды в странах региона только в стадии разработки идей. Например в Украине такой фонд планировалось запустить к 2023 году, за данными Минэкологии.

Уже сейчас некоторые страны региона ВЕКЦА предпринимают шаги по внедрению новых инструментов регулирования, оказывающих прямое влияние на бизнес: зеленое финансирование, запрет и поэтапный отказ от загрязняющей деятельности; реформа субсидирования ископаемого топлива; налоговые меры; новые стандарты продукции и топлива; обязательное раскрытие информации о ESG и климатических рисках, как, например, говорится в Корпоративных стратегиях углеродной нейтральности Минэкономразвития России. 

В Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии, Кыргызстане, Молдове, России, Узбекистане, Таджикистане, налог на выбросы и система торговли выбросами отсутствует. Это значит, что углеродное финансирование в этих странах также не развито. В Казахстане система торговли выбросами введена в 2013 году, в в Украине планируется запуск к 2025 году. В большинстве стран региона зеленое финансирование только формируется или же проходит стадию оценки первых проектов. 

Активная работа по развитию зеленого финансирования в связи с возможностями Зеленого курса ведется в Украине. “Наряду с намерениями Украины стать частью Европейского зеленого курса, логично возникает вопрос – где брать средства для зеленого перехода. Вопрос финансирования занимает особое место в Европейском зеленом курсе – определяет механизмы достижения климатической нейтральности ЕС к 2050 году и финансовое обеспечение внедрения приоритетных реформ Европейской Комиссии. Все принятые ключевые документы в рамках ЕСК сопровождаются принятием финансовых для обеспечения их реализации. ЕС предусмотрел, что все программы ЕС должны включать в себя обязательную долю в размере 25% на климатические меры. Среди других ключевых изменений – увеличение инвестиций в зеленые проекты, внедрение механизма справедливого перехода, интеграция климатических и экологических рисков в финансовую систему. В Украине, в свою очередь, даже не собираются данные о «зеленой» части бюджета, а внедрение принципов экологичности в финансовой системе Украины только начато Национальным банком Украины. Украина имеет высокий потенциал для привлечения зеленых финансов, однако для этого, в первую очередь, нужно развитие способностей – человеческих, правовых, институциональных. Прежде всего нужно обратить внимание на такие вопросы как прозрачное климатическое бюджетирование, углеродное ценообразование, зеленые инвестиции, климатически дружеские закупки, механизмы стимулирования частных зеленых инвестиций”, подчеркивает Наталия Андрусевич, Глава Правления ресурсно-аналитического центра “Общество и окружающая среда”.

В некоторых странах региона активно развивается размещение зеленых облигаций. Важная особенность этого процесса – обязательное соблюдение эмитентами принципов экологической результативности и предотвращение “greenwashing” – намеренного введения в заблуждение инвесторов и государственных органов относительно направлений использования средств, полученных от эмиссии “зеленых” облигаций. 

Процесс зеленого финансирования, несмотря на сложности и наличие большого количества проектов по добыче нефти, газа, угля и переработки нефти, которые не смогут соответствовать зелёной международной классификации, запущен и в России.  У нас выпускаются зеленые облигации с 2018 года, в 2021 году первые социальные облигации были выпущены. В сентябре 2021 года приняли таксономию зеленых проектов. Там есть зеленые проекты (в них есть АЭС) и переходные”отмечает Татьяна Ланьшина, к.э.н., старший научный сотрудник РАНХиГС. Первой российской компанией, разместивших зеленые облигации на внешнем рынке в 2019 году, стали ОАО «Российские железные дороги”, в 2021 году зеленые облигаций на 70 миллиардов рублей размещены Москвой. В Грузии также выпущены зеленые облигации “Грузинской железной дороги”. Используются и другие инструменты. 

В Грузии “Зеленое финансирование растет с каждым годом и становится частью важной дискуссии о переходе к зеленой экономике. Зеленый климатический фонд спонсировал четыре крупных проекта в Грузии, в размере 105 миллионов долларов в таких отраслях как лес, урбанистика, системы предупреждения и другие. Важно расширить эти возможности на уровне городов и поселений. Было бы желательно расширить сферы и финансирование в стране и таким образом приблизить Грузию к зеленому курсу ЕС” говорит Нугзар Кохреидзе, председатель Научно-интеллектуальный клуб “Диалог поколений” RICDOG.

В украинское законодательство зеленые облигации введены в июле этого года и процесс размещения зеленых облигаций на энергоэффективные и “зеленые” проекты только начинается. Потенциал рынка обещает составить 36 млрд долларов к 2030 году. В 2021 году первые облигации согласно Рамочной программе облигаций ЦУР в семи областях (образование, управление водными ресурсами, здоровье, зеленый транспорт, борьба с загрязнением, управление природными ресурсами, зеленая энергия) выпустило правительство Узбекистана. Узбекистан также планирует финансировать ВИЭ за счет исламских облигаций. В июне этого года  зеленые облигации ЗАО “Америабанк” допущены к торгам на свободном рынке на Фондовой бирже Армении. В Беларуси зеленое финансирование ориентировано на региональные проекты в результате размещения на бирже международного финансового центра “Астана” государственных зеленых облигаций Беларуси. 

Зеленое банковское кредитование развивается во многих странах региона – Украине, Армении, Грузии, Азербайджане, Молдове, Беларуси, Кыргызстане. В  Беларуси это потребительские кредиты по программе «Зеленая экономика»,  в Кыргызстане ОАО «Дос-Кредобанк» запустил специальную программу DCB Green, направленную на внедрение и запуск экологически чистых технологий через спектр зеленых продуктов в кредитовании и первой опцией выбрано финансирование электромобилей как экологически чистого транспорта, что позволит снизить уровень  загрязнения воздуха за счет сокращения объема выхлопных газов. 

Развиваются в Кыргызстане и другие инструменты зеленого финансирования. “Зелёное финансирование обретает все больший интерес в Кыргызстане, так как есть реальные примеры их реализации на практике. Одним из ярких моделей зелёного финансирования является Программа финансирования устойчивой энергии в Кыргызстане, объемом 55 млн долларов США. Программа была разработана ЕБРР как целенаправленная кредитная линия для местных банков и сопровождается грантовой поддержкой Европейского Союза. С 2013 года, было реализовано более 3200 проектов для МСБ и жилищного сектора. Были поддержаны меры по эффективному использованию ресурсов, как тепловая изоляция зданий, улучшение их технических систем (освещение, отопление, вентиляция, кондиционирование), установка ВИЭ, замена энергоемких оборудований для МСБ, строительство очистных сооружений, установка систем капельного орошения и и.д. Доступ к зелёному финансированию расширяет понимание всех участников об инновационных решениях в защиту природы, усиливает рынок поставщиков зелёных технологий и помогает стране выполнить обязательства взятые в рамках Парижского соглашения по изменению климата. Сейчас, в стране большой интерес к привлечению зелёных финансов как на уровне государства, также на уровне частного сектора и финансовых институтов”, говорит Нурзат Абдырасулова, Президент “Юнисон Груп”.

В Таджикистане проект GEFF предоставляет финансовую и техническую помощь, а также инвестиционные гранты частному сектору на общую сумму 25 миллионов долларов США на инвестиции в области энергоэффективности и ресурсоэффективности для содействия переходу страны к зеленой экономике. Такая же программа от GEFF началась весной этого года в Молдове. 

Активно развивает зеленое финансирование и Казахстан. Новый Экологический кодекс Казахстана с июля 2021 ввел понятие таксономии зеленых проектов, дано законодательное определение зеленого финансирования, включая зеленые облигации, зеленые кредиты и другие финансовые инструменты. Сама таксономия будет в ближайшем будущем утверждена правительством, и она определит 8 категорий, в рамках которых сгруппированы все зеленые проекты.

Вадим Ни, председатель попечительского совета ОФ “Социально-экологический фонд” отмечает, что “В Казахстане рассматривается использование ряда инструментов зеленого финансирования. К их числу я бы отнес проекты углеродных офсетов, стимулы для финансирования которых должна создавать национальная система квотирования и торговли выбросами парниковых газов, которая была введена в 2013 году. Вторым таким инструментом является механизм аукционных торгов по отбору проектов возобновляемой энергетики. Он действует с 2018 года, а до него несколько лет действовали фиксированные тарифы на возобновляемую энергию. Уже несколько лет планируется внедрить «зеленые» облигации как инструмент для привлечения финансирования «зеленых» проектов местными исполнительными органами и коммерческими организациями. Из вышеперечисленных инструментов пока действует только механизм аукционных торгов по ВИЭ. Углеродные офсеты не получили развития из-за бесплатной выдачи избыточного количества квот на выбросы парниковых газов участникам национальной системы торговли, на них нет спроса на рынке. Хотя вроде бы сейчас наметилась тенденция к тому, что Правительство пойдет на сокращение таких квот. Я думаю, что за последние годы на управленческом уровне начали разбираться с тем, что такое зеленое финансирование и почему необходимы соответствующие инструменты. На мой взгляд, основной фокус теперь необходимо направить на помощь с инициированием и реализацией достаточно крупномасштабных «зеленых» проектов, помимо ВИЭ”, завершает эксперт. 

Зеленая экономика, к которой стремятся страны региона ВЕКЦА, особенно страны Восточного партнерства в контексте того, что уже наработано ЭС в рамках развития нового Зеленого курса, не оставляет им выбора в дальнейшем откладывании зеленой трансформации своих часто энерго- и ресурсоемких экономик и сокращения выбросов парниковых газов.

Медленно, но в то же время неотвратимо инструменты зеленого финансирования входят в практику правительств и компаний стран региона. Для внедрения зелёных инициатив необходимы финансовые средства, которых в бюджетах стран и местных бюджетах недостаточно. Инструменты углеродного финансирования в подавляющем большинстве стран региона не развиты, что связано с отсутствием в них таких инструментов контроля за выбросами как система торговли выбросами углекислого газа и углеродный налог. В Украине размер углеродного налога остается одним из самых низких в мире, Казахстан только планирует введение внутреннего углеродного налога. 

Большой потенциал и первые проекты зеленого финансирования, особенно зеленых облигаций, есть во многих странах региона. Во многом финансовую поддержку оказывают европейские банки и финансовые учреждения. Нужно проанализировать социально-экономические условия каждой страны, степень ее зависимости от ископаемого топлива, которое является основной причиной выбросов и определить, какие инструменты зеленого финансирования будут наиболее эффективными для сокращения выбросов. На очереди – внедрение зеленых инструментов не только в комплексное экологическое законодательство (пример – новый Экологический кодекс Казахстана), но и в финансовые политики национальных регуляторов, что напрямую связано с разработкой основ ответственного инвестирования (ESG), в результате которого привлекаемые финансы идут на улучшение экологической обстановки и минимизацию наносимого природе вреда: развитие возобновляемых источников энергии, рекультивацию земель, сохранение биоразнообразия, переработку отходов, внедрение электротранспорта, совершенствование очистных сооружений, а также адаптацию к изменению климата. 


Светлана Романко, експертка по зеленой социальной трансформации, к.ю.н., член Правления Международной Академии Экологического права МСОП ООН специально для международного проекта “Климатические диалоги”.

Поиск по сайту

Кампания 100% ВИЭ


Гид по созданию кампании
за 100% возобновляемой энергии

Рассылка новостей



Бюллетень


Информационный бюллетень
«Меньше двух»

Видео

Теги